Простор для мысли

Простор для мысли

суббота, 23 апреля 2016 г.

Мальчик-злодей в фильме «The good Son» («Хороший сын», 1993 год)

Две главных роли в этом драматическом фильме режиссёра Джозефа Рубена (сценарий  Иена Макьюэна) замечательно исполнили мальчики-актёры Маколей Калкин и Элайджа Вуд. Фильм о детях оказывается совсем не детским по содержанию и его основной идее.
Нет необходимости хотя бы кратко пересказывать сюжет. Он хорошо известен любителям кино, тем более что этот фильм Джозефа Рубена уже вошёл в число лучших триллеров конца XX – начала XXI века.
Остановимся на образе Генри, для которого лучшего исполнителя, чем Маколей Калкин трудно и подыскать. Его персонаж именно такой – белокурый красавчик с постоянной хитроумной улыбкой и затаёнными мыслями, которые реализуются неожиданно в шокирующих поступках и действиях.
Два мальчика-ровесника представляют два разных стереотипа мышления и стереотипа поведения. Мартин в исполнении Элайджи Вуда – глубоко чувствующий, весьма впечатлительный и рассудительный мальчик, честный и порядочный во всём. Его двоюродный брат – не просто сорванец, но и хитроумный злодей. Именно так – злодей, не более и не менее, без всякого снисхождения.
Сначала кажется, что он настроен на то, чтобы делать обычные гадости. Но постепенно открывается в его натуре страшное содержание. Ведь Генри способен на убийство, причём не в состоянии истерики или стресса, а в обычном состоянии, обдумывая заранее и совершенно осознавая то, что совершает. Его умение планировать свои действия и умело их ретушировать сродни таланту искушённого преступника.
Поэтому мы никак не можем согласиться с мнением, что все страшные поступки этого мальчика по отношению к родным для него людям – младшему брату, сестре и даже матери вызваны обычной ревностью старшего сына к младшим детям в семье. Нет, здесь уместно совсем другое объяснение.
Генри встречает прибывшего к ним в семью двоюродного брата Мартина в маске и тут же предлагает Мартину другую такую же маску, полагая, что найдёт в брате не просто товарища на время пребывания того в их семье, но и союзника, даже единомышленника, способного скрывать истинную свою сущность. Впрочем, очень скоро Генри определяет, что Мартин не родственная ему душа, и начинает тестировать того на способность терпеть и мириться с его мерзкими поступками.
Маска Генри в данном случае – весьма существенная деталь для понимания изображаемого в фильме. Она является аллегорическим указанием на истинную природу  Генри, в котором воплощен не обычный ребёнок, а подлинное демонское создание. Действительно, хладнокровно убить собаку и устроить автоаварию, не говоря уже об убийстве человека, может только злая и от рождения жестокая душа. 
Да, такое бывает. Авторы фильма отнюдь не придумали сюжет. Семья, в которой родился Генри, наказана фактом появления маленького злодея, который призван совершить действия и поступки, трактуемые как кармический урок, или кармическое возмездие.
На долю же Мартина выпала роль положительного героя-спасителя. Именно этот мальчик должен остановить злодея в момент, когда тот совершает самое главное преступление – покушение на жизнь матери. И это противостояние Мартина и Генри тоже вполне символично: ведь Мартин тяжело переживает смерть своей матери и в матери Генри видит воплощение того дорого для него материнского начала, которого лишился.
Фильм «Хороший сын» (иногда его заглавие подают в русском переводе как «Добрый сынок») начинается с трагического события и так же заканчивается. Этот триллер убедительно показывает, что злодеями не становятся, а рождаются. Злодейство – такая же жизненная программа, как и добронравие и добролюбие. И эта двойственность, представленная в анализируемом фильме на примере образов двух мальчиков, соответствует полярности бытия как такового, в котором крайними его проявлениями являются ангелы и демоны.

© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий