Простор для мысли

Простор для мысли

воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Паук и его жертва в фильме Луиса Уркиса «Obediencia perfecta» («Безупречное послушание»)

Фильм мексиканского режиссёра Луиса Уркиса «Obediencia perfecta» («Безупречное послушание», в другом русском переводе – «Совершенное послушание», 2014 год) относится к киносюжетам шокирующего плана. Сама тема фильма, скажем так, неудобная для изложения, но рассказанное и показанное, увы, типично и не может замалчиваться. Этим, по-видимому, и руководствовались создатели «Obediencia perfecta», представившие на всеобщее обсуждение рассказ, основанный, как поясняется в титрах, на реальных фактах.
Многодетная мексиканская семья отправляет одного из старших своей детей, Хулиана, на обучение в католическую школу, руководствуясь соображением, что в семье неплохо было бы иметь хотя бы одного священника.
Основное содержание фильма связано с жизнью, бытом и нравами в церковном образовательно-воспитательном учреждении. 
Всё показано через восприятие главного героя – Хулиана. В кадрах то и дело возникает в крупном плане чистое, незапятнанное грязными энергиями лицо мальчика с большими и широко открытыми глазами.
В сюжете – два перекрещивающихся плана повествования. На одном из них – уроки богословской тематики и назидания учителей-воспитателей во главе с основателем и руководителем школы падре Анхелем де ла Крузом. На другом – то, что показывается при выключенном в буквальном смысле свете.
Да, школа живёт двойной жизнью. Учителя говорят об одном, но делают другое. Ученики заучивают церковные идеи и назидания, но ведут себя сообразно пробуждающей молодой физической природе. Лицемерие и фальшь пронизывают жизнь школы насквозь. На поверхности же – деланные благополучие и благопристойность, бравурные отчёты, благодарности и покровительство вышестоящих инстанций. 
Центральное место в сюжете отведено взаимоотношениям Анхеля де ла Круза и Хулиана. Мальчик фактически взят в дом падре, где шаг за шагом постигает хитроумную систему подчинения воле старшего, которого должен принимать за неподлежащий сомнению идеал. В неторопливо развивающемся повествовании показано постепенное приручение (иное слово трудно и подобрать!) мальчика воле священника-учителя, который в итоге становится для Хулиана любимым падре. Именно так – «любимый падре» обращается воспитанник к воспитателю.
Тот напоминает крупного паука, терпеливо опутывающего свою жертву нитями паутины, из которой выбраться уже невозможно. Так и происходит и с Хулианом. В итоге из него получается терпеливый, послушный, преданный и безропотный слуга, с готовностью выполняющий все прихоти хозяина. Именно поэтому фильм и называется «Безупречное, или совершенное послушание» и вызывает у многих зрителей ощущение безысходности. Но таков замысел авторов и один из двух возможных вариантов реакции воспитанников на действия и намерения учителей. Альтернативный вариант – протест и борьба – в фильме лишь намечен, но не развит.
Закономерен вопрос, который сразу же и возникает в процессе просмотра фильма: как становится возможным то, что духовное лицо фактически является нравственным садистом и физическим развратителем детей?
Во-первых, духовные лица по сути и духовные лица по профессии – далеко не одно и то же. Профессия «священник» очень часто выбирается обычными, отнюдь не отличающимися добродетелями и высокой духовностью людьми по соображениям получить прибыльную в материальном плане и позволяющую холить ногти на руках работу. Во-вторых, в церковных школах как раз и собираются личности, страждущие от недостатка у себя чистой и здоровой энергии, идущей от детей, а это и есть основа для биоэнергетического пристрастия к воспитанникам. Более того, глядя на «любимого падре», трудно избавиться от мысли, что в теле Анхеля де для Круза воплощена некая искусная сущность из тёмного мира, умело подстраивающаяся под интеллигентного воспитателя-эстета и заботливого духовника. 
Чего стоит дважды повторяющийся сюжет обмывания ног учеников директором школы, который преподносит эту процедуру как повторение того, что делал Иисус Христос со своими учениками. 
Режиссёр фокусирует внимание на лицо падре, на котором отображаются истинно плотские ощущения при ощупывании ног мальчиков. Эту сцену так и хочется назвать: паук на охоте.
Фильм «Obediencia perfecta» полезен в плане осознания философии бытия в земном мире и как пример сюжетов на нравственно-психологическую тему.

© А. Ф. Рогалев.

суббота, 27 февраля 2016 г.

Жизнь в концлагере, до него и после глазами мальчика (о фильме «Без судьбы», 2005 год)



Художественный фильм «Sorstalanság» («Без судьбы», 2005 год) режиссёра Лайоша Кольтаи снят при сотрудничестве киностудий Венгрии, Германии и Великобритании по одноимённому роману венгерского писателя Имре Кертеса. 

Образ главного героя 14-летнего Дьёрдя Кёвеша по семейному прозвищу Гирка (актёр Марселл Надь), выходца из венгерской еврейской среды,  автобиографичен: сам Имре Кертес в 1944–1945 годах, чуть менее года, был узником концентрационных лагерей Аушвиц (Освенцим), Бухенвальд и Зейтц.

Основная идея романа и фильма может быть выражена так: слабый и беззащитный ребёнок перед наковальней деспотичной истории. Фильм построен в форме рассказа мальчика о пережитом, а сам рассказ напоминает излияние души, исповедь, в которой очевиден один главный вопрос: как выжить во всём этом и как жить после всего этого?

Мальчика сняли с автобуса, как и многих других «желтозвёздных», в день облавы.  В фашистской Венгрии под правлением союзника Гитлера Ференца Салаши все евреи носили нашитую звезду Давида жёлтого цвета. Ребёнок ехал на работу на нефтеперегонный завод, где был вынужден трудиться после того, как его отца отправили в «трудовой лагерь». Мать Гирки живёт где-то отдельно, поскольку давно бросила мужа, а с мачехой жизнь не очень сладкая, тем более что у неё наметился ухажёр.

Так началось восхождение Гирки на Голгофу. Ему предстоит испытать истинный ужас намеренных издевательств и унижений, пройти через голод, холод, болезни, тяжёлый изнуряющий труд. Будни концлагеря показаны так, что вызывают не столько эмоции жалости, сколько эмоции недоумения. Как такое вообще возможно? И ради чего?

Какой-то смысл есть во всём. По крайней мере, герой пытается его сформулировать, отыскивая значение своего существования и своей жертвенности, как и жертвенности многих других людей, прошедших через фашистские концлагеря. И он близок к тому, чтобы дать такой ответ: вся его жизнь должна привести  к некоему, ещё не совсем осознанному им, результату, который в свою очередь станет воплощением высшей воли.

Может показаться удивительным, но это факт: Гирка, освобождённый войсками союзников из неволи, возвращается в Будапешт и… чуть ли не тоскует по концлагерю. Там он был свой среди своих, один из многих таких, как он. В одинаковых условиях. С первых же шагов на воле Гирка понял, что мир и социум остаются прежними – холодными и безразличными к участи отдельно взятого человека, хотя внешние условия существования и поменялись. Он всем чужой и никому не нужный, брошенный и неприкаянный. Даже квартира, где он жил раньше, занята другими жильцами. И на вопрос, что он чувствует после возвращения из концлагеря, герой отвечает: «Ненависть».

Но что значит заглавие – «Без судьбы»?  Разве пережитое мальчиком не есть судьба, его личная участь, доля, предназначенный ему рок? Конечно, это так. Видимо, автор романа, выступивший и сценаристом фильма, имел в виду дальнейшую жизнь героя. Ведь среди значений слова судьба есть и такое – «дальнейшее существование, будущее». Фильм как раз и заканчивается тем, что герой-мученик находится на перепутье после выхода из ада и отправляется к матери, и жизнь его, безусловно, каким-то образом устроится.

Кстати, интересно, как толкует понятие «ад» сам Гирка: «Каждый может представлять это, как ему хочется и как он умеет, а что касается меня, то я могу представить лишь концентрационный лагерь, поскольку лагерь я в какой-то степени знаю, ад же – нет. На вопрос, как бы он представил ад, мальчик ответил так: «Тогда я его представил бы таким местом, где не соскучишься. А в концлагере, даже в Освенциме, могло быть и скучно – в определённых условиях, конечно».

© А. Ф. Рогалев.

пятница, 26 февраля 2016 г.

Герой во власти мыслеобраза в фильме «Горничная с “Титаника”»



Известно, что мыслеобразы оказывают существенное воздействие на сознание человека и на восприятие им действительности, а порой даже диктуют его поведение. Как раз это и показано в фильме испанского режиссёра Бигаса Луны «Горничная с Титаника» (совместное производство киностудий Франции, Италии, Германии, Испании, 1997 год). Характерен и слоган этого фильма – «Прекрасный мир фантазий и грёз».
… 1912 год. Хозяева литейного завода во Франции, ежегодно устраивающие необычные состязания среди рабочих, отправляют победителя, молодого мужчину Хорти, в качестве приза в поездку в Англию, в Саутгемптон, где готовится выйти в первый рейс самое большое на то время пассажирское судно «Титаник». Для Хорти забронирован номер в отеле, и ему дана возможность присутствовать при знаменательном событии.
У Хорти есть любимая молодая жена Зоя, но она не едет в Англию вместе с мужем. Управляющий литейного завода, неравнодушный к женщине, имеет свои намерения.
Что произошло между  Зоей и управляющим в дни отъезда Хорти, остаётся неясным. Но Хорти после возвращения переводится на более квалифицированную работу. Впрочем, слухи и толки о жене задевают рабочего не так сильно, как можно было бы ожидать, хотя он и бросает большой гаечный ключ в машину управляющего, за что тут же и был уволен с работы. После возвращения из Англии Хорти находится в особом состоянии. Он будто бы перенёсся в параллельную реальность, которая становится для него основной сценой жизнедеятельности, в то время как привычный повседневный заводской и домашний быт отодвигается на второй план.
В отеле Саутгемптона Хорти встретился с девушкой, назвавшей себя горничной с «Титаника». Так получилось, что она ночевала в одном номере отеля с Хорти, и они даже спали в одной кровати. Забавный и безобидный эпизод  стал, тем не менее, для простого рабочего из французской провинции поворотным пунктом в его жизни.
Фотография Мари (такое имя сообщила Хорти горничная с «Титаника») навсегда запечатлела в памяти мужчины образ, ставший олицетворением проснувшейся после встречи в отеле любовной страсти.
Дома, особенно после получения известия о гибели «Титаника», Хорти перевоплощается из рабочего в повествователя о короткой истории любви. Но Хорти не просто рассказывает – сначала рабочим завода в помещении пивной, затем после того, как был взят в трупу кочующего антрепренёра, более широкой аудитории – о личной истории, связанной с потрясшей тогда всех гибелью «Титаника». В Хорти-сочинителе открывается дар актёра, магнетизирующего публику неподдельной страстью.  
Примечательно то, что Хорти не столько играет, сколько переживает то, что представляется ему в его воображении и во что сам искренне верит. В нём проступает на первый план некая субличность, и  в этом перевоплощении нет никакой фальши. Вот почему слушатели и зрители театра одного актёра приходят в состояние восторга.
Ничего существенно не меняется даже после того, как открывается истинная сущность той девушки Мари, которая в качестве горничной с «Титаника» навсегда покорила сердце Хорти. Его мыслеобраз материализовался и живёт рядом с ним и его женой Зоей, которая в основном из-за соображений материальной выгоды (неплохого заработка мужа в качестве актёра театра), а также из-за боязни потерять Хорти навсегда, смирилась с существованием соперницы в сознании мужа и сопровождает того в поездках по стране в составе труппы и даже играет роль тонущей в океане Мари.
Да, показанное в фильме редко, но случается. Мелодрама с прекрасной игрой Оливье Мартинеса в главной роли воспринимается как прекрасная романтическая история любви, пусть и выдуманная, представленная в воображении или, возможно, почерпнутая героем из глубин его подсознания, связанного с прошлыми жизнями.
© А. Ф. Рогалев.

суббота, 20 февраля 2016 г.

Можно ли тему ухода из жизни подавать в комедийном ключе? О фильме «Сюрприз» (2015 год)

Фильм «Сюрприз» голландского режиссёра Майка ван Дима оставляет неприятное впечатление как самой темой, так и развитием сюжета и особенно концовкой. Недоумение прежде всего вызывает то, что повествование о добровольном уходе из жизни людей, уставших жить или разочаровавшихся в жизни, заключено в полукомедийную форму.
Существует некое нелегальное агентство «Элизиум», которое за плату оказывает услуги, связанные с тем, чтобы добровольная смерть не выглядела бы как суицид. Заказчик выбирает приемлемый для него вариант кончины. В каталоге «Элизиума» имеется достаточное количество разнообразных вариантов, каждый из которых представляет собой своеобразное путешествие в инобытие. Заметим, что в античной мифологии название Элизиум (Элизей, Элизий) означает «место пребывания душ умерших».
Сотрудники агентства фактически занимаются убийством людей, помогая им, как они выражаются, перейти на иной план существования для продолжения жизни, причём непременно лучшей, чем жизнь на Земле. Как будто они знают об этом!..
В «Элизиум» обращается богатый наследник имения только что умершей естественной смертью владелицы – Якоб ван Зален (актёр Йерун ван Конингсбругге). 
Он с детства находится в отстранённом от мира состоянии, наступившем после трагической смерти отца. Как говорит сам герой, между ним и жизнью находится какая-то перегородка из стекла: жизнь ему видна, но он в ней не участвует.
Пока была жива мать (владелица имения), Якоб выполнял необходимое и требуемое от него механически, без всякого выражения эмоций, и ждал того дня, когда добровольно уйдёт из жизни вслед за матерью, продав предварительно имени и раздав деньги на благотворительные нужды.
Но покончить сам с собой он не сумел, и тут представилась возможность оплатить услугу в «Элизиуме». Заказчику был предложен наиболее экстравагантный вариант смерти под названием «Сюрприз». Якоб должен умереть с чужой помощью (фактически должен быть убит) в любой день, в любой момент, неожиданно для себя и, скорее всего, даже причудливо.
Можно только представить состояние человека, который находится в ожидании скорой смерти и видит её в каждом движущемся автомобиле, в каждом встречном человеке. Но сюрприз заключался в том, что смерть таилась в той форме, которую Якоб никак со смертью не связывал.
Всё, что происходит в основной части фильма, является детективной комедией. Наш герой остаётся жив, но фактически становится одним из агентов «Элизиума». 
Это и удручает больше всего. Ведь такой финал противоречит сути человека, восприявшего к жизни после долгих лет фактического её неприятия.
В основу фильма положен рассказ голландского писателя Белькампо «Сюрприз», вошедший в книгу «Идеальные георгины».

© А. Ф. Рогалев.

понедельник, 15 февраля 2016 г.

Что значит этот «Самый лучший день»? (о необычном фильме режиссёра Жоры Крыжовникова, 2015 год)



Вышедший на экраны в конце 2015 года фильм «Самый лучший день» режиссёра Андрея Першина (творческий псевдоним – Жора Крыжовников) по его совместному с Алексеем Казаковым сценарию вызвал самые разные отзывы, суждения и комментарии. Диаметрально противоположными, крайними из них являются следующие: 1) глупая комедия для охлоса и 2) фильм, позволяющий расслабиться и отвлечься от нерадостных будней.
Не принимая эти суждения и не вступая в полемику, скажем вполне определённо: зрителю представили очень необычный фильм. Во-первых, он особый по жанру, определяемому многими как караоке-комедия. Во-вторых, суть фильма не в содержании, которое укладывается в одно предложение (сотрудник ДПС решил жениться, но попал в неприятную историю, из которой, однако, общими стараниями всех действующих лиц выбрался), а во внешней его фактуре, самой постановке, рассчитанной не на логическое восприятие и осмысление, а на созерцание некоего карнавала. 
Именно так – карнавала. Ведь основное в карнавале – это массовость, вычурность, намеренное фиглярничание и клоунада с нередким подспудным смыслом. Всё это в анализируемом фильме очевидно. Характерно, что значительное место в нём отведено массовым сценам с поющими, танцующими, кривляющимися и специфически разодетыми людьми. 
Если же к сказанному добавить псевдоним режиссёра – Жора Крыжовников, то станет ясно, что «Самый лучший день» нельзя относить к жанру классической комедии и тем более сопоставлять фильм с серьёзными советскими комедиями. В нашем восприятии это прежде всего фильм-пародия на комедии вообще и в меньшей степени на устоявшийся в последнее время стиль жизни основной части социума – пустой по смыслу, полупьяный, с элементами бесшабашности и самодурства.
Режиссёрская и операторская работа в данном случае может быть оценена высоко. Игра актёров также не вызывает у нас нареканий, хотя было несколько неловко видеть бравого советского ДˊАртаньяна в роли алкоголика. Впрочем, Михаил Боярский и с этой ролью справился успешно. Ещё один ветеран отечественного кино – Инна Чурикова также вполне убедительно сыграла пародийную роль матери незадачливого Пети Васютина.
Сам Петя в исполнении Дмитрия Нагиева, безусловно, хорош: актёр умеет перевоплощаться, играя на высоком уровне как волевых и непреклонных, так и мягких до расхлябанности и бесхарактерных персонажей.
Нам понравились ещё две основные женские роли – невесты Пети (Юлия Александрова) и его злонамеренной соблазнительницы (Ольга Серябкина). При этом Ольга Серябкина передала образ поп-звезды вне сцены именно таким, каким он часто, к сожалению, бывает на самом деле.
Таким образом, фильм «Самый лучший день» уже одним своим названием намекает на иронично-саркастическое отношение к череде будней вообще, среди которых любой день по прихоти какого-нибудь Пети Васютина может стать лично для него самым запоминающимся в нелепой в целом жизни.
© А. Ф. Рогалев.

пятница, 12 февраля 2016 г.

Играя в прятки с мёртвыми, помни о последствиях (о фильме «Forget Me Not», «Незабудка», 2009 год)



Когда человек находится в коме, его сознание, освобождённое от плена физического тела, путешествует в ближнем пространстве и продолжает жизнедеятельность в соответствии с некой заданной программой, перебирая при этом варианты того, что могло бы случиться, будь оно, это живое и мыслящее «Я», в своей изначальной человеческой форме.
Именно это мы и наблюдаем в американском мистическом фильме режиссёра и сценариста Тайлера Оливера «Forget Me Not», в русском вариантном переводе – «Незабудка» и «Не забывай меня» (2009 год).
Фильм состоит как бы из двух частей. Первая из них – банальна и стереотипна: группа парней и девушек празднует окончание колледжа и среди прочих забав и развлечений на горе себе выбирает игру в прятки на кладбище. 
«Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь – отвергнутый небом явись нам всем; восемь, девять, десять – прячься бегом или отправляйся с ним в ад прямиком; одиннадцать скоро часы будут бить – потерянный дух стёрт и забыт; полночь придёт, не опоздай – призрака убей или судьбу потеряй».
Потом начинается то, что позволяет считать анализируемый фильм «ужастиком». При этом происходящее не отличается особой оригинальностью: всё это есть во многих других киносюжетах. Казалось бы, самое время поставить точку и сделать вывод о том, что играть и шутить на кладбище, да ещё вечером, непозволительно и просто опасно.
Но, оказывается, создатели фильма Тайлер Оливер и соавтор сценария Джемисон Штерн придумали и предложили зрителям отнюдь не простой и примитивный сюжет. За первой – повторяем, банальной – его частью следует вторая, да такая, что разобраться в рассказанном и показанном можно, только мобилизовав весь багаж знаний по специфике потусторонней реальности.
«Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь – отвергнутый небом явись нам всем; восемь, девять, десять – прячься бегом или отправляйся с ним в ад прямиком; одиннадцать скоро часы будут бить – потерянный дух стёрт и забыт; полночь придёт, не опоздай – призрака убей или судьбу потеряй».
В этой считалочке есть свой скрытый смысл: она является не только зачином игры, но и словесным кодом для вызова элементариев – не отправившихся в соответствующие пространства душ умерших, которые остаются на очень близком к миру людей диапазоне частот по причине тех или иных долгов и страстных желаний, в том числе из-за причинённых им при жизни обид и, соответственно, жажды мести.
Чтобы правильно понять замысел и реализацию фильма, нужно связать между собой его начало (пролог) и конец (эпилог). И тогда станет ясно, к чему привели детские забавы группы девочек и мальчиков на кладбище. Они обернулись тяжелейшим психическим потрясением для двух их участниц – девочек Анжелы и Сэнди и последовавшим за этим вхождением их обеих в состояние комы.
Всё, что показано с самого начала и до развязки, является не чем иным, как взаимодействием сознаний двух главных героинь – Анжелы и Сэнди. Их сознания находятся в состоянии вне физического тела и продолжают развивать линии жизни в режиме, заданном играми с вызовом элементариев на кладбище. Но интерпретация продолжения у сознания Анжелы и у сознания Сэнди разная: в первом случае она развивается в режиме мести, а во втором – в режиме расплаты.
Кстати, скажем, что игра в прятки (жмурки), где бы она ни проходила, восходит к глубочайшей древности. Возникла она ещё в среде неолитических охотников и дошла до наших дней в трансформированном и утратившем первоначальную свою суть виде.
Начиналась она с дружного выкрика играющих: «Чур, не я!» Тот, кто выкрикнул это заклинание последним, вынужден жмуриться, то есть закрывать глаза, пока другие прячутся. Затем начинаются поиски спрятавшихся игроков. Найденный – жмурится, а затем также ищет остальных.
Формула «Чур, не я!» когда-то являлась обращением к предку – чуру, или щуру, а по сути дела – к божеству, к повелителю потустороннего мира Велесу (Волосу), которому наши древние предки приносили в жертву детей. Играющие дети прячутся от жмурящегося «Чура», они невидимы для ведущего игрока, имитирующего слепоту божественного предка.
Многие игры связаны с определённым древним ритуалом или обрядовым действом.
В то время, когда забавные в нашем понимании «жмурки» являлись жестоким, но необходимым в понимании язычников выбором реальной жертвы повелителю параллельного мира, роль Чура, по всей видимости, исполнял слепой волхв-шаман. Он искал себе жертву среди разбежавшихся в определённом замкнутом пространстве детей, которых, как можно полагать, тоже превращали в «слепых», завязывая или залепливая им глаза. Живые не видят мёртвых, но мёртвые не видят живых!
© А. Ф. Рогалев.