Простор для мысли

Простор для мысли

вторник, 26 апреля 2016 г.

Триста миль до счастья (комментарий к фильму «З00 миль до неба», 1989 год)

Киносюжет режиссёра Матея Дейчера рассказывает о последних годах социалистической Польши. Показанное, безусловно, гипертрофировано. Не так уж и плохо жилось в Польше в период социализма и непременной советской поддержки, как можно судить, посмотрев фильм «300 миль до неба» (совместное производство киностудий Польши, Дании и Франции). Но сценарий написан умело, и фильм увлекает своим несомненным драматизмом.
В центре повествования – семья польских диссидентов Квятковских. То, что показано, основано на реальном примере, но имена и фамилии действующих лиц изменены. Отец, учитель истории, уволен с работы за неправильную трактовку исторических событий. Мать работала социологом и ныне также не у дел. Семья, в которой четверо детей, бедствует.

Живут они в доме-вагончике на окраине маленького местечка на северо-западе Польши, вблизи Свиноустья, морского побережья и границы с Германией, той её части, которая в изображаемое время была Германской Демократической Республикой.
Рядом живёт ещё одна семья – отец, пришедший из тюрьмы и его дочь, ровесница старшего сына из семьи Квятковских, Анджея, по-семейному – Ендрика.
Концентрация внимания исключительно на социальном негативе создаёт иллюзию полного общественного неблагополучия в Польше конца 1980-х годов. Страна сопоставляется с благополучным Западом, который показан в фильме на примере Дании, где беженцев из других стран, в том числе и из Польши, моют, чистят, одевают, кормят, да ещё дают денег на проживание.  
Впрочем, такое было не только возможным, но и вполне реальным. Миграционные службы европейских стран до сих содержат беженцев, число которых, по сравнению с 1980-ми годами, неимоверно возросло.
Старшие дети из семьи Квятковских, уже упомянутый Ендрик и его брат, шестиклассник Гжегож, бегут из Польши и оказываются в Дании. Цель старшего из братьев вполне прагматична – заработать денег и прислать их родителям. Младший, явный романтик и умелец игры на аккордеоне, мечтает попасть в США и принять участие в музыкальном фестивале.
Ендрик – вольнолюбец. Недаром в кадрах фильма показывается его интерес к жизни птиц и увлечённость орнитологией. Птица – символ вольной души. Такова и душа мальчика, который очень хочет помочь семье, поддержать отца, но делает это по-детски опрометчиво, а его надежда на голубое небо на Западе наивна.
Триста миль, которые, как можно полагать, разделяют дом Квятковских и Данию, мальчики преодолели с трудом. Да и датские «пирожки» им не совсем по вкусу.
Ключевым в фильме является состоявшийся при содействии датской миграционной службы телефонный разговор мальчиков с родителями, лишённых, кстати, в Польше после побега сыновей родительских прав. Ендрика и Гжегожа, возможно, ждёт репатриация. Слёзы текут по лицу детей и матери, находящихся на разных концах телефонной линии. Ендрик и Гжегож ждут от родителей совета. Они не знают, как им быть, скучают по дому. И тут слышат слова отца: «Никогда не возвращайтесь сюда…»
Этот странный, по меньшей мере, отцовский наказ можно считать эмоциональной реакцией психологически надорванного человека. Что будет с детьми дальше? Фильм, увы, заканчивается. Но зритель, особенно сейчас, зная новейшую историю, может вполне предугадать, что Ендрик и Гжегож вернутся в Польшу, если не сразу как репатрианты, то чуть позже, ибо социализму в их родной стране в то время, когда они находились в Дании, уже был подписан смертный приговор.

© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий