Простор для мысли

Простор для мысли

воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Потерянные души в мелодраме Бернардо Бертолуччи «Последнее танго в Париже» (1972 год)


Этот, ставший вполне классическим, фильм Бернардо Бертолуччи, в своё время шокировал благонамеренную публику откровением изнанки человеческой души. Его называли порнографическим, а в ряде стран даже запрещали к показу в кинотеатрах.
В наши дни сценами секса на экране уже нельзя сильно удивить и тем более шокировать. И по сравнению с нынешним эротическим кино, фильм уже далёкого 1972 года «Последнее танго в Париже» выглядит вполне невинным.
Но тем не менее этот двухчасовый киносюжет оставляет неприятный осадок в сознании и душе, поскольку представляет собой не что иное, как демонстрацию инстинктов человека, утратившего морально-нравственные скрепы в своём травмированном сознании.
В центре повествования два персонажа – Он и Она, изначально не названные по именам. Мы даже не знаем, кто они, откуда взялись и чем вообще занимаются.
Всё так или иначе проясняется постепенно, по мере упрочения отношений между этими людьми. Вначале же всё подчиняется желанию главного героя, выраженному в словах «как хорошо ничего не знать».
Главное, что можно сказать об этих людях, это их потерянность в человеческом социуме, в жизни вообще.
Они столкнулись друг с другом как будто случайно, но ведь случайного не бывает, ничего не происходит просто так.
Их встреча, сначала на парижской улице, а затем в некой заброшенной квартире, предназначенной для найма, куда они оба, независимо друг от друга пришли в один день, представляется нам как притяжение двух душ, находящихся в атомизированном социуме, где никому нет дела ни до кого другого.
Он, по имени Поль, потёртый жизнью человек под пятьдесят лет, находится в депрессивном состоянии после ряда жизненных неудач и особенно после смерти жены, перерезавшей себе вены.
Она, по имени Жанна, особа примерно двадцати лет, неизвестно откуда приехавшая в Париж, ищет какого-либо пристанища для себя, причём, не столько квартиру или хотя бы комнату для жилья, сколько человека, который проявит участие в её существовании, заинтересуется ею, окажет внимание и при самом благоприятном стечении обстоятельств возьмёт в жёны.
То, что эта Жанна так легко отдалась Полю, сразу же на первых кадрах их знакомства, говорит об отчаянном положении женщины, не знающей, как быть и что делать дальше в огромном городе, где она совсем одна.
Он же, этот Поль, безусловно, потерял всякие тормоза в отношении к себе и другим, перешёл за грань, называемую пристойностью.
Ему надо отрешиться от всего случившегося, от несложившейся жизни,  от непомерного психологического груза, который давит на его сознание. И появившаяся в этот момент Жанна оказалась для него как нельзя кстати.
Она была принята им как объект для сброса накопившегося психического и энергетического негатива. Именно этим и объясняется фактически извращённое физическое воздействие на молодую женщину, её животное изнасилование.
Бернардо Бертолуччи как режиссёр и один из авторов сценария не стеснялся в показе выхода из человека его низменных инстинктов, а исполнителю роли Поля (актёр Марлон Брандо) удалось представить это зрителю весьма наглядно и убедительно – как в поступках, так и в суждениях.
Что касается роли Жанны (актриса Мария Шнайдер), то это роль жертвы, сначала сознательной и добровольной, а затем принудительной. И как только Жанна осознала своё роковое предназначение для Поля, наступила решительная развязка, которой фильм и завершается.
Конец Поля предрешён его психическим состоянием, исключающим мало-мальски конструктивное отношение к действительности.
Психическая деструкция этого человека наглядно проявляется не только в его поступках и действиях по отношению к Жанне, когда они остаются наедине, но и весьма красноречиво в танце танго на каком-то вечере или танцевальном конкурсе, где оказались герои фильма.
На фоне изящно танцующих пар, движущихся в характерном для танго энергичном и чётком ритме, танец Поля и Жанны выглядит намеренной пародией и разрушением существующих правил: партнёр мнёт свою партнёршу и тащит её по полу, что вызывает недоумение присутствующих, переходящее в возмущение и протест.
Это танго, обусловившее название фильма, выглядит как красноречивый образный пример полного разрушения сложившихся стереотипов и норм применительно к человеку, выпавшему из социальной ячейки, в которой он до поры до времени находился.
Об этом и фильм, снятый Бернардо Бертолуччи, который в жанровом отношении, на наш взгляд, является философской мелодрамой.
© А. Ф. Рогалев. Литература, кино, жизнь. – Гомель: Велагор, 2017. Ссылка обязательна.

четверг, 21 сентября 2017 г.

Одно из возможных пониманий фантастического фильма «Высота» («Altitude», 2010 год)

В этом канадско-американском фильме режиссёра Кааре Эндрюса (сценарист – Пол. А. Биркетт), несмотря на некоторую сюжетную сумбурность, есть то, что делает его примечательным. Это – скрытый смысл, теряющийся в полёте самолёта среди сгущающихся облаков, переходящих в сплошную огромную и весьма мрачную тучу.
Смысл фильма в какой-то мере проясняется почти в самом конце, а до этого зритель напряжённо следит за тем, что происходит на борту небольшого самолёта, находящегося в аварийном полёте.
Начало киносюжета вполне стереотипное: пятеро молодых людей (две девушки и три парня) отправляются поразвлечься куда-то в горы или за горы, как будто на концерт. Они садятся на самолёт, предназначенный для полётов на близкие расстояния. За штурвалом – дочь лётчика Сара, недавно получившая лицензию пилота.
Трое пассажиров – Мэл, Сэл и Кори веселы и шаловливы. Зато Брюс, сидящий рядом с пилотом Сарой, выдаёт выражением своего лица явное беспокойство и тревогу. Создаётся впечатление, что он что-то предчувствует, о чём-то догадывается или наверняка знает.
Потом он скажет, что ему не следовало садиться в этот самолёт и тем самым обрекать на смерть находящихся на борту людей, потому что обладает редкой способностью притягивать дурные события своими  мыслеобразами, а его сознание в момент полёта как раз было настроено на негативный итог.  
Действительно, вскоре после начала полёта в самолёте возникают технические неполадки, а затем он вообще выходит из-под контроля Сары, влетает в появившуюся облачность и, наконец, попадает в чудовищную тучу, в которой горе-путешественники усматривают некое чудовище, похожее на небесного осьминога.
В начальном кадре фильма он, Брюс, маленький мальчик летит на самолёте вместе с родителями, а за штурвалом – мать Сары, тоже лётчица. Разговор идёт об увлечении Брюса литературой о динозаврах, которые чудятся мальчику в тех или иных пугающих его ситуациях.
Маленький Брюс всматривается в надвигающиеся облака, глаза его расширяются от страха, и тут самолёт вонзается в скопление тёмных кучевых облаков и возникает критическая ситуация, похожая на аварию и падение.
Тогда погибли мать Сары, родители Брюса, а сам Брюс выжил. После такого зачина авторы фильма переключают внимание зрителей на другую ветку бытия, где тот же Брюс садится в самолёт вместе с Сарой и тремя её друзьями, чтобы совершить развлекательный полёт на концерт.
Теперь он находится в похожей ситуации, уже взрослый, и конструирует действительность, сам не понимая до некоторого времени того, какой феноменальной способностью обладает.
Далее происходит то, о чём мы уже рассказали выше. В самый кульминационный момент фильма в небе среди тёмной тучи пересекается полёт двух самолётов, которые, однако, всё же разминулись и не врезались друг в друга.
Один из них совершает посадку на аэродроме. Из него выходит мальчик Брюс с родителями и пилотом, а среди встречающих – девочка Сара, прибежавшая увидеть возвратившуюся из полёта мать. Тогда Брюс и Сара впервые встретились и познакомились.
Второй самолёт с оставшимися на нём Сарой и Брюсом теряется в неизвестности.
Авторы фильма предложили зрителям своего рода головоломку, которая отгадывается, как мы полагаем, следующим образом: Брюс не только способен конструировать реальность, но и переходить на альтернативные ветки жизнедеятельности, менять варианты жизненной программы.
Конечно, это фантастика, но и она имеет свою логику: жизнь не только общества, но и каждого конкретного человека подчиняется категории вероятности, являясь не чем иным, как набором двух или более вариантов или возможностей развития событий.
  © А. Ф. Рогалев.

вторник, 19 сентября 2017 г.

Тихая и добрая кинодрама «Друзья на одну неделю» (Япония, 2017 год)

Фильмы из жанра «драма» бывают тихими и добрыми, если снимаются в благополучной стране, где общая социальная аура не отмечена критическим красным оттенком и энергетическими содроганиями.
Такова Япония, кинокомпании которой представили мелодраматическую историю двух старшеклассников – парня Юки Хасэ и девушки Фудзимии Каори. Авторы фильма (режиссёр Масанори Мураками и сценарист Матта Хадзуки) нашли интересную интерпретацию возникающей симпатии и зарождающейся любви.
Заглавие фильма, правда, способно дезориентировать зрителя. Но смысл его совсем не тот, который сразу приходит на ум: речь не идёт о скороспелой и быстро закончившейся дружбе. Дело в другом: Каори страдает диссоциативной амнезией, причём такого свойства, что по истечении недели забывает о бытовых событиях последних семи дней, хотя способна воспринимать и хорошо усваивать текущую информацию, в том числе учебный материал.
Психическое расстройство у девушки наступило после того, как она попала в автомобильную аварию. Каори трудно приспосабливаться в жизни, она не имеет друзей, держится одиноко в школе. При этом никто не знает о её болезни, поскольку родители перевели дочь в другую школу после того, что с ней случилось. Одноклассники считают девушку считают странной и нелюдимой.
Но вот её увидал весёлый и жизнерадостный парень Юки Хасэ, потом оказалось, что Каори зачислена в тот же класс, где учится и Юки.
История их взаимоотношений развивается по нарастающей. Юки не только не отказался от попыток установить дружеский контакт со специфической девушкой, но и придумал удачный способ, который позволил Каори не терять по истечении недели информацию о произошедших событиях.
Это было не что иное, как ведение дневника, который Юки и Каори поочерёдно передавали друг другу, предварительно записывая туда свои впечатления и все прочие сведения, которые они считали важными и необходимыми для себя.
Кульминация фильма достигает предела, когда в класс, где учатся наладившие дружбу Юки Хасэ и Фудзимия Каори, поступил из другой школы новый ученик – видный собой парень, который ранее симпатизировал Каори и имел все основания на ответную симпатию.
Именно с ним и с некоторыми другими учениками школы, где прежде училась Каори, как оказалось, и было связано то происшествие, из-за которого девушка частично утратила память на события в основном личного характера.
Данная мелодрама имеет счастливый конец. Но мы назвали её тихой и доброй не только из-за этого. Весьма примечательна стилистика фильма, без резких поворотов и каких-либо негативных действий с какой-либо стороны. Интересно наблюдать и за атмосферой в японской школе, соответствующей традициям японского этикета.
Здесь никто не дерзит, не грубит и не совершает противоправных поступков. Ученики почтительно кланяются учителям и в отношениях между собой, несмотря на очевидные резонансы и диссонансы, не переходят за грань дозволенного.
Можно даже утверждать, что фильм «Друзья на одну неделю», рассчитанный в первую очередь на молодёжную аудиторию, полезен для понимания японского менталитета и образа жизни современной японской молодёжи.
© А. Ф. Рогалев.