Простор для мысли

Простор для мысли

пятница, 31 марта 2017 г.

Яркая историко-приключенческая драма «Беглецы» (Россия, Казахстан, 2014 год)

Режиссёр Рустам Мосафир снял этот фильм по мотивам повести Г. И. Пакулова «Ведьмин ключ». Кстати, рабочим названием фильма также было – «Ведьмин ключ». Но в сценарии это заглавие, в отличие от литературного источника, никак не мотивировалось, поэтому создатели картины в итоге остановились на заголовке «Беглецы», поскольку именно мотив бегства является зачином и основным смысловым стержнем киносюжета.
Из фильма зритель узнаёт весьма интересные исторические подробности о содержании ссыльных каторжников в сибирской глубинке в самом начале XX века.
Оказывается, ссыльные нередко бежали, как правило, группами, по несколько человек, из назначенных им мест отбывания наказания. И для поимки беглых задействовались вольнонаёмные охотники из осевших в Сибири на постоянное жительство русских, которым за такую работу неплохо платили – по червонцу за человека.
При этом каторжников не то чтобы ловили и возвращали обратно, а просто отстреливали как опасных лесных зверей. Для доказательства «пойманных» таким образом беглецов использовались отрезанные у трупов уши, а сами трупы подвешивались на сосны ногами кверху.
В самом начале фильма группа беглецов расстреливается настигшей их командой охотников во главе с бывалым и жестоким Кудимом. Но одному беглецу удаётся спастись, уйти от преследования.
Им оказался политический ссыльный, отправленный на каторгу за террористические действия по отношению к представителям царской власти. Всё дальнейшее повествование строится по схеме «погоня – спасение» с дополнительным включением в сюжет других лиц, помимо беглеца и охотников.
Ими являются коренные жители – эвенки, философски относящиеся к действиям чужаков, и, конечно же, старатели – те, кто искал и добывал кустарным способом золото в сибирской тайге, по берегам рек и ключей, в том числе в так называемых «местах силы», в урманах, то есть в глухих лесных местах с гиблыми болотами и ключами, часто имевшими аномальную энергетику, подобно Ведьминому ключу.
Кстати, название Ведьмин ключ – весьма характерно для описываемых мест. Тут могли обитать такие же ведьмаки и ведьмицы по природе, то есть люди, прибывшие в здешние края с шальной целью – найти золото, а если не найти, то отнять его у тех, кто нашёл.
Большинство из них дичает и фактически превращается в таёжных обитателей, напоминающих по образу жизни примитивных первобытных людей. Кстати, именно таковы три персонажа повести Глеба Пакулова «Ведьмин ключ».
В фильме действующих лиц больше, и они разнообразнее по характерам и приданным им функциям.
Фильм также во многом выигрывает от демонстрации таёжных пейзажей и животного мира (медведи), от самого исторического колорита, к которому вполне можно причислить и удачно костюмированный внешний облик персонажей.
Однако положительных героев здесь нет. Но от этого кино не становится менее значимым или неинтересным. Наоборот, фильм «Беглецы» как раз и примечателен тем, что представляет весьма колоритные отрицательные фигуры людей, для которых человеческая жизнь является разменной монетой в том деле, с которым они связали свою судьбу.
Название «Беглецы» с середины картины меняет свой первоначальный смысл. Поскольку из беглых каторжников в живых остаётся только один, то к нему в пару добавляется проживавшая со старателем Василием немая девушка Устя (актриса Елизавета Боярская), фактически его таёжная жена. Василий убит, и Устинья вынуждена делать решительный выбор – остаться в тайге одной, обрекая себя на роль забавы для охотников, или же пытаться уйти к железной дороге и прочь из тайги вместе с беглым политическим, Павлом (актёр Пётр Фёдоров), которому девушка сразу же приглянулась.
Фильму «Беглецы» после выхода его на экраны приклеили этикетку – истерн, созданную по аналогии со словом вестерн. Применительно к кино под словом истерн понимается авантюрно-приключенческий фильм, основанный на исторических событиях, происходящих не на Диком Западе (в Америке), а в русской Сибири.
И в этом плане фильм «Беглецы» напомнил нам давнюю уже и весьма популярную в своё время советскую кинодилогию – фильмы «Пропавшая экспедиция» (1975 год) и «Золотая речка» (1976 год), созданные режиссёром Вениамином Дорманом именно в стиле истерна, где есть вся та же атрибутика, что и в фильме «Беглецы», – авантюризм, жажда наживы, золотая лихорадка, опасные приключения, преступления, погони, убийства.

© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий