Простор для мысли

Простор для мысли

четверг, 3 декабря 2015 г.

Впечатления от фильма «Casanova» (2005 год)


Портрет Джакомо Казановы, написанный его братом Франческо около 1750 года

Нарицательное слово казанова, употребляющееся в мужском и женском роде, подаётся в толковых словарях в значениях «любитель амурных приключений» и «женский обольститель». В основе этого слова лежит реальное имя человека, жившего в XVIII веке. Полное именование его – Джакомо Джироламо Казанова (1725–1798). В энциклопедиях он характеризуется как итальянский авантюрист, путешественник и писатель, автор подробной автобиографии «История моей жизни», благодаря которой он и стал знаменитым образцом покорителя женских сердец.
Мемуары Казановы написаны в русле философии либертинизма, проповедующей отрицание принятых в обществе норм и моральных принципов и прославляющей гедонизм, то есть телесное наслаждение и удовольствие. Сам Казанова как раз и ассоциируется с либертинизмом и гедонизмом как один из самых ярких их образцов.
Образ Казановы неоднократно создавался в художественной литературе, в других жанрах искусства, в том числе и в кино. В данном случае мы анализируем американский фильм режиссёра Лассе Халльстрёма «Казанова» (в английском оригинале – «Casanova»), вышедший на экраны в самом конце 2005 года.
Фильм состоит из пролога, эпилога и основной части, в которой рассказывается о событиях, произошедших в Венеции в 1753 году. Авторы фильма не претендуют на достоверность рассказанного в деталях. Они имели другую задачу – представить возможную интерпретацию образа мужчины, перед которым не может устоять ни одна женщина. Мы видим Казанову (в исполнении актёра Хита Леджера) не как коварного и хитроумного обольстителя, решающего свои задачи и достигающего цели путём соблазнения влиятельных женщин, а как бесшабашного романтика и весельчака, который и сам не знает, почему вдруг женщины так сладострастно принимают его объятия.
Да, такой тип мужчин есть. И в аспекте парапсихологии здесь всё понятно: Казанова источает необыкновенную силу сексуальной энергии, притягивающей женщин как мотыльков на свет. Но в его биополе не хватает других энергетических накоплений, в частности, духовно-ментальных. И как только Казанова встречает ту, которая излучает именно этот, недостающий ему энергетический спектр, покоритель женщин сам покоряется женщине.
Впрочем, Казанова как ярчайший тип многоконтактной личности вряд ли долго смог бы находиться под обаянием Франчески (актриса Сиенна Миллер). Но это лишь парапсихологические заключения и объяснение того, что мы видим на экране.
Между тем авторы фильма не задавались таким сложным анализом той метаморфозы, которая произошла с Казановой под воздействием Франчески. Они создали и представили зрителям весёлую и весьма наивную комедийную мелодраму, которая призвана развлекать, но не вызывать глубоких размышлений.
Каждый зритель находит в просматриваемых фильмах то, что нравится именно ему. Нас в фильме «Казанова» привлекает не его событийная сторона, не яркие краски венецианского карнавала, который лейтмотивом проходит по всему сюжету, и даже не ассоциации с комедиями Шекспира, Мольера и Лопе де Вега, а, во-первых, значимый, как мы сказали, в аспекте глубокой психологии факт обуздания сексуально ориентированного мужчины женщиной-философом, а во-вторых, недвусмысленный намёк создателей картины на типичность образа Казановы.
Рассказ о Казанове и Франческе ведёт в начале и конце фильма старый библиотекарь, которым на самом деле на склоне его реальной жизни был Джакомо Казанова. Но в данном случае в роли Казановы-библиотекаря выступает не тот, кто играет эту роль и выступает под этим же именем в фильме, а брат Франчески – Джованни, повторивший в своей жизни то, чем был знаменит в Венеции герой его повествования. Так подчёркивается не только типичность, но и собирательность образа Казановы в искусстве, литературе, кино.
© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий