Простор для мысли

Простор для мысли

воскресенье, 22 ноября 2015 г.

Убогая любовь в фильме "14+" (Россия, 2015 год)



Этот фильм, снятый режиссёром Андреем Зайцевым по его собственному сценарию, заявлен как фильм о первой любви. В двух главных образах в исполнении Ульяны Васькович и Глеба Калюжного, представлены современные Джульетта и Ромео. Молодые артисты играют почти убедительно, причём именно потому, что изображают не кого-то стороннего, в образ которого надо вжиться, а самих себя – свой стереотип мышления и стереотип поведения.
В этом плане фильм «14+» вполне правдив и показывает то, что не только есть на самом деле, но и весьма распространено среди тех, кому сегодня 14 лет с плюсом. Но одна деталь при рассмотрении актёров рядом является диссонансной и оттого ущербной для полной убедительности изображаемого: Он (Лёша) и Она (Вика) относятся к разным антропологическим типам, и в жизни между такими субъектами не может возникнуть состояние взаимного притяжения.
Влюблённые всегда на 90% похожи друг на друга внешне. В данном же случае внешнего подобия нет совсем. Кроме того, Лёша выглядит перед явно более взрослой по биоэнергетическому паспорту девушкой как восьмиклассник перед десятиклассницей. Как же это не было учтено при выборе исполнителей ролей?..
Создатель фильма Андрей Зайцев, представляя свой киносюжет, сказал: «У каждого поколения должен быть свой фильм о первой любви». С этим спорить нельзя. Но вот то, что показано режиссёром как любовь, таковой не является.
В фильме любви нет вообще, есть только первая её составляющая – влюблённость, то есть влечение двух субъектов друг к другу на уровне инстинктов. Любовь же предполагает взаимодействие личностей на более высоком уровне их биоэнергоструктуры – на уровне эмоционально-духовном.
Мне вспоминается другой аналогичный фильм, снятый Георгием Натансоном в 1985 году, – «Валентин и Валентина». Там тоже показано взаимодействие двух подростков разного пола, но их чувства представлены, во-первых, в развитии, а во-вторых, в переплетении и сложной градации разных уровней эмоциональности – от низшей (влечение, животный уровень) к средней (аттрактивность, человеческий уровень) и даже высшей (восхищение, духовный уровень). Что же мы видим в фильме Андрея Зайцева? Разве в нём показано свежее, яркое, чистое и романтическое чувство?
Здесь мы видим примитивную и, увы, стандартную для нынешнего времени картинку: элементарное неумение выразить чувства, косноязычность героев, отсутствие всяких духовных запросов и интересов, пустое времяпрепровождение, бутылку дешёвого вишнёвого рома, опьянение в буквальном смысле и, как итог, двух спящих в постели голых особей.
Даже сложности и противоречия, которые всегда встречаются в любой истории любви двух людей (подлинная любовь – это розы с шипами, благоухающие и манящие), автор фильма «14+» подал грубо и низко – в контексте преследования и физического воздействия со стороны какой-то «гоп-компании», состоящей из дегенератов, обитающих в подворотнях любого жилого микрорайона.
Можно сослаться на то, что автор фильма якобы специально изображает не рафинированную социальную среду, а обычный российский «охлос». Может быть, действительно идея Андрея Зайцева такова: показать, насколько снизился нравственный и культурный уровень социума по сравнению с советским временем? Но только вряд ли…
Это мы делаем такой вывод и констатируем ту идею, которая очевидна в фильме «14+», где нет не только юношеской романтики, но и светлой эротики, а есть только грязный секс – как финал притяжения друг к другу двух подростков.
Лёша и Вика выглядят как зомби, а не как мыслящие личности. Не случайно и название фильма такое же – технизированное («14+»), похожее на код чипа, вживлённого в тела неспособных к размышлению и выражению высоких чувств людей.
Если добавить к сказанному яркий образ робота-отца Вики и отвратительный образ матери Лёши в натянутом и наигранном исполнении Ольги Озоллапини, можно констатировать следующее: фильм по сути является диагнозом, причём весьма серьёзным для нормального функционирования общественного организма.
К сожалению, Лёша и Вика – это не положительные, а отрицательные герои нашего времени, воплощающие к тому же общественные уродства в натуральной величине. Чего стоит один такой мерзкий кадр фильма, когда тот же Лёша с двумя другими недорослями буквально плюёт в лицо зрителю. Как можно снимать такие кадры?!
Поэтому мы согласны с теми, кто считает, что подобные картины должны пресекаться не на стадии их показа, а при составлении сценария.
© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий