Простор для мысли

Простор для мысли

понедельник, 27 июля 2015 г.

Особый самурай в фильме режиссёра Нагисы Осимы «Табу» (в японском оригинале – 御法度, «Гохатто», 1999 год)

Он появился в отряде японских самураев неожиданно для всех – для рядовых воинов и для командиров. Его звали Содзабуро Кано. Ему было 18 лет, и он был похож на девушку. Именно как девушка он воспринимается в самом начале фильма, в его первых кадрах, где показывается отбор претендентов на поступление в отряд.
Но Содзабуро Кано отлично владеет оружием, и в поединке ему мало равных. И характер у него не девичий или женский: Содзабуро не задумываясь срубает голову приговорённому на смерть самураю, да и в других эпизодах фильма проявляет себя как жёсткий, дисциплинированный и смелый воин, не проявляющий излишних для мужчин эмоций. Он ни с кем не заигрывает, не ищет снисхождения или особого расположения, но очень скоро привлекает внимание многих самураев – от командиров до рядовых ополченцев, причём в такой мере, что те начинают искать сближения с женоподобным красавцем.
Как значится в сопровождающих документах, Содзабуро Кано происходил из богатого и знатного рода. Что заставило его пойти в самураи? Эти вопросом сразу же задаются командиры Кондо Исами и Тосидзо Хидзиката, поскольку в их отряде, представляющем собой элитное подразделение полиции Синсэгуми, находятся в основном выходцы из социальных низов, так называемые «новые ополченцы».
Когда этот вопрос задают Кано, он отвечает, что жаждет крови, и этот ответ принимается как желание сражаться и поражать врагов. Время, в которое развёртываются показанные в фильме события, было неспокойное: в середине XIX века в феодальной Японии шла борьба между несколькими идейно-политическими группировками и семейными кланами, а отряд командира Кондо, судя по репликам действующих лиц, выражал интересы японского феодального военного правительства и сражался против сторонников императора.
Жажда крови для Содзабуро Кано, однако, оказывается не чем иным, как желанием жертвы. Да, именно так и следует воспринимать красавца-самурая. Он необычен во всём – и в своей внешней женственности, и в особой ауре, и в скрытых, известных только ему одному намерениях.
На протяжении всего фильма ореол загадочности вокруг Содзибуро Кано только нагнетается: происходят странные и почти что детективные события, а сам молодой воин буквально излучает специфический магнетизм, имеющий эротико-сексуальную окраску.
Мы не согласны с упрощённой и в общем-то примитивной трактовкой образа Кано – как гомосексуального юноши, поступившего в отряд самураев, чтобы находиться в самурайской среде, где со средних веков было распространено так называемое сюдо (по-японски – 衆道, сю:до – от полной формы вакасю:до, 若衆道 в значении «путь юноши»).
Для удовлетворения такой страсти идти в отряд самураев, где каждый день мог оказаться последним, совсем не обязательно. Кроме того, ни в одном эпизоде фильма Содзабуро Кано не проявляет себя как страстный любитель секса с мужчинами. Он, скорее, терпит такие связи как вынужденные, но тем не менее озабочен, чтобы привлечь к себе даже тех, кто до этого интересовался только женщинами.
Кано никак не пресекает слухи о себе как о любовнике Хёдзо Тасиро, ополченца, принятого в отряд вместе с Кано, а до этого бывшего в прислуге в каком-то богатом доме, но решительно отвергает самого Тасиро, когда тот стремится выразить своё влечение к юноше. 
Тасиро вообще становится разменной монетой для Кано, разжигающего страсти среди самураев, и, в конце концов, погибает, сражённый кинжалом Кано. Зачем всё это нужно молодому самураю?  
Может быть, он засланный шпион, задачей которого является деморализация элитного отряда самураев? Впрочем, авторы фильма, по-видимому, намеренно, не дают однозначной трактовки образа Содзабуро Кано, предоставляя зрителям самостоятельно формулировать и принимать ту версию, какая им нравится.
В любом случае Кано очень умело использовал одно из исключений в запретах, сформулированных в кодексе самураев. Самурайский отряд – закрытая социальная группа, члены которой не могли покидать ополчение, занимать деньги, вмешиваться в гражданские распри и вступать в бой по личным мотивам. Но секс внутри этой группы между самураями разрешался. Табу на секс между ополченцами отсутствовало.
Конечно, командиры могли и должны были пресечь намеренное искушение ополченцев со стороны Содзабуро Кано. Но всё дело в том, что они сами испытывали с трудом подавляемое ими желание обладать Кано. Красавец-самурай обольстил всех.
Остаётся только непонятным: действовал он сознательно и намеренно или сам был ведом и руководим некой тайной астральной силой. Мы склонны принять реплику командира Хидзикаты в финальной сцене фильма: «Он был слишком красив, его красота завораживала, и он был одержим демоном»
Содзабуро Кано жаждал крови, а это очень существенный признак того, о чём догадался его командир, а ещё капитан Содзи Окита, поставивший решающую точку во всей этой истории.

© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий