Простор для мысли

Простор для мысли

суббота, 31 октября 2015 г.

Семья как модель человеческого мира в фильме «Фанни и Александр». Переплетение реального и ирреального в человеческом взаимодействии.



Этот фильм шведского режиссёра Ингмара Бергмана существует в двух версиях – пятисерийной телевизионной и в краткой трёхчасовой, но суть в них передана одна и та же – яркие типажи человеческого социума в намеренно выпуклом и талантливом их представлении.
Перед нами – ячейка социума начала XX века, большая состоятельная шведская семья Экдаль: её глава, мать-вдова Хелена Экдаль, три её сына (Оскар, Карл и Густав), их жёны, дети, друзья семьи, тайные и явные любовники и любовницы, ближайшее окружение. Все бурные и мелкие страсти, разнообразные желания и намерения, личные интересы и слабости, всевозможные заботы, которые существуют и проявляются в человеческом мире, умело сконцентрированы в многоликом образе большой семьи. В результате мы видим то, чем живут люди и что ими движет. Вплоть до такой щепетильной детали, показанной в фильме мимоходом и полунамёком, как особый интерес молодой служанки Экдалей к несовершеннолетнему Александру.
Характеры в фильме действительно вырисованы впечатляющие, причём не только в среднем и типовом их выражении, но и в крайних вариантах. Таковыми являются, с одной стороны, изувер, садист и вампир епископ Эдвард Вергерус, а с другой, – загадочный Исмаэль Ретцински, якобы племянник еврея-ростовщика Исака Якоби, кстати, друга, а в прошлом любовника Хелены Экдаль, главы-матери большой семьи.
Особое место в сюжете отведено детям, в частности, сыну и дочери Оскара и Эмили Экдаль – Александру и Фанни. И фильм назван по их именам. Дело в том, что режиссёр, он же автор сценария стремился показать страсти и заботы человеческие глазами детей – двух основных героев фильма. Но если Александр, пропуская всё происходящее через своё сознание, даёт событиям и лицам собственную оценку в соответствии с его пониманием, и является активным действующим лицом, то его сестра восьмилетняя девочка Фанни смотрит на всё молча, не произнося фактически ни слова. Однако широко открытые глаза ребёнка в самых драматических эпизодах картины говорят без слов.
Мальчику же Александру, лет десяти-одиннадцати, отведена в фильме роль этакого Гамлета. И дело не только в прямой параллели между сюжетом Ингмара Бергмана и шекспировской трагедией (отец Александра, директор театра Оскар Экдаль умирает после репетиции роли духа датского короля). Суть в том, что юный Александр, как и Гамлет, фактически лицом к лицу сталкивается с лицемерной, коварной и жестокой силой, какую олицетворяет его отчим – епископ Эдвард Вергерус.
Весьма существенно и другое: Александр, подобно Гамлету, наделён способностью воспринимать запредельную реальность. В фильме Ингмара Бергмана это показано очень ярко и в целом ряде эпизодов: Александр видит дух отца и разговаривает с ним, а затем сталкивается и с духом погибшего при пожаре своего мучителя и врага епископа Эдварда. При этом дух епископа недвусмысленно намекает мальчику, что его противоборство с ним вовсе не закончено смертью физического тела.
Александр, как и Гамлет, воспринимает мир аналитически. Его мысли и заключения философские по сути. Юный герой находит обоснованные в своём понимании слова даже для обвинения бога в том, что происходит в человеческом мире. Его же экстрасенсорные способности неизбежно поставят перед ним необходимость выбора между Тёмным и Светлым началом бытия. И в этой связи мы вновь должны вспомнить краткое появление в кадре некоего то ли медиума, то ли мага Исмаэля, с которым ночью в тайной комнате дома Исака Якоби сталкивается Александр. Исмаэль явно заключает мальчика в поле воздействия своей ауры и передаёт ему некую силу или умение воспринимать окружающее в ещё более расширенном диапазоне, чем это дано Александру от рождения.
Фильм заканчивается, но рассказанная история, несомненно, будет продолжаться. Бабушка Хелена Экдаль просматривает, сидя перед засыпающим внуком, текст пьесы, которую ей дали для ознакомления с возможной её сценической ролью, и произносит такие слова: «Всё может быть, всё возможно и вероятно. На канве действительности воображение плетёт и вяжет новые узоры». Эти слова – не что иное, как утверждение того, что в жизни людей реальное и ирреальное переплетены и связаны между собой воедино.
И вновь мы возвращаемся к заглавию фильма. Почему он назван именно так – «Фанни и Александр», хотя Фанни здесь – явно пассивное лицо, если не считать её детского недоумения, озабоченности и некоторой растерянности и даже обречённости в выражении глаз? На наш взгляд, Фанни воплощает простое и обыкновенное человеческое восприятие действительно. Александр же являет собой особую, по-настоящему гамлетовскую форму сознания, отличного от сознания большинства окружающих его людей. И эта антитеза введена в заглавие намеренно – опять-таки для подчёркивания столкновения реального и ирреального начал в человеческом мире.
© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий