Простор для мысли

Простор для мысли

четверг, 23 апреля 2015 г.

О самом популярном фильме 1977 года – «Восхождение»: идея, образы, мотивы


Просмотр фильма по ссылке:


После выхода на экраны в первых числах апреля 1977 года художественный фильм «Восхождение» был очень популярен у советского зрителя.

Между тем снятый в 1976 году фильм не хотели пускать на экраны, как до этого, в Госкино, не давали разрешения на начало съёмок. Идеологической цензуре не нравилась сама идея фильма, о которой речь пойдёт далее, не нравилось его название и то, как подавалась война, наконец, чиновники не могли принять то, что изображали исполнители двух главных ролей – Борис Плотников (Сотников) и Владимир Гостюхин (Рыбак).

Появлению на экранах фильма «Восхождение» способствовал первый секретарь компартии Белоруссии Пётр Миронович Машеров, сам бывший партизан, переживший многое из того, что показано в фильме. Он же был и первым его зрителем на закрытом показе. Свидетели рассказывали, что глава Белоруссии, не стесняясь плакал во время демонстрации фильма, а потом выступил с весьма эмоциональной сорокаминутной речью.

После выхода на экраны СССР фильм Ларисы Шепитько получил главный приз на Всесоюзном кинофестивале в городе Рига (Латвия) и гран-при «Золотой медведь» на международном кинофестивале в Западном Берлине. Советский же зритель встречал этот фильм с восторгом. И было это (повторяем) в 1977 году, и автор этот строк был тому свидетелем.

Сейчас, спустя много лет, повторный просмотр кино не вызывает таких же эмоций, как ранее. Время меняет психологические установки, да и воспринимаем мы сейчас кино и реальность в самых разнообразных аспектах, в том числе в намного более драматических, чем в 1970-е годы – самое спокойное и благодушное за последний век время.

Чем же отличалось «Восхождение», этот фильм о войне, от множества других советских военных фильмов? Тем же, чем и повести белорусского писателя Василя Быкова, одна из которых – «Сотников» (написана в 1969 году и опубликованная в майском номере журнала «Новый мир» за 1970 год)  – была положена в основу сценария фильма Ларисы Шепитько (сценарий по повести писал Юрий Клепиков).  

Здесь не изображались батальные сцены, не было массового героизма советских людей на фронте и в тылу, не показывались деятели партии и государства и военачальники, под мудрым и умелым руководством которых исподволь ковалась победа советского народа в Великой Отечественной войне.

Василь Быков, а вслед за ним и фильмы, снимавшиеся по его произведениям, представляли читателям и зрителям психологию простого человека и типы человеческого поведения в чрезвычайных обстоятельствах, в условиях войны, причём в таких ситуациях, когда необходимо сразу и бесповоротно сделать нравственный выбор.

Это было то новое в литературе и кинематографе 1970-х годов, что и обращало на себя внимание и, соответственно, требовало должного осмысления и реагирования. Рядовые читатели и зрители, как мы сказали, воспринимали такой подход к войне весьма положительно.

Что мы видим в фильме «Восхождение»? 1942 год. Лютая зима. Территория Белоруссии, оккупированная немецко-фашистскими захватчиками. В деревнях хозяйничают немцы, а помогают им их слуги – полицаи и перебежчики из числа тех, кто затаил какую-то личную обиду на советскую власть. В лесах скрываются партизаны, имеющие в населённых пунктах своих связных и верных людей.

Часть партизанского отряда, совершая какой-то манёвр в лесной зоне, оказывается в трудной ситуации, без пропитания и необходимой для зимней поры амуниции. В близлежащий хутор за едой посылается один из партизан – Рыбак, а вместе с ним добровольно отправляется и оказавшийся в партизанском отряде со времени окружения, командир Красной Армии, артиллерист и учитель по гражданской профессии Сотников.

Всё, что происходит дальше, и составляет суть сюжета, а в этой сути заключена и главная идея: в человеке, оказавшемся в экстраординарной ситуации, неизбежно возобладает либо его низкое и тёмное, либо светлое и возвышенное начало. Середины и компромисса здесь нет и быть не может.

С такой идеей соотносится и заглавие фильма: восхождение есть торжество духа, которое не позволяет человеку лавировать, искать выхода, а прямо ведёт его на жертвенность ради высшей цели, которая не ясна и не понятна тем, у кого духовное начало не возобладало или не проявилось полностью.

Фамилия главного героя повести Василя Быкова и фильма «Восхождение» Сотников также ассоциативная: сотни таких же, как он, людей шли на жертвенный подвиг и тем самым создавали нравственный перевес над врагом в самые тяжёлые месяцы Великой Отечественной войны. Они, жертвенные души, были теми своеобразными медиумами, через которых энергия силы и стойкости, шедшая с Небес, от несомненного Эгрегора нашей страны, распространялась в массах, внедрялась в их сознание в виде уверенности в победе. Без этих Сотниковых победы бы не было.

Что касается второго героя – Рыбака, то его часто называют антиподом Сотникова. На наш взгляд, такая характеристика чересчур контрастная. Рыбак является человеком, который ещё не знает, что человеческая жизнь не ограничивается только одним материальным, земным бытием. Именно поэтому он и пытается лавировать, убеждает Сотникова в возможности и необходимости временной уступки, манёвра, который позволит им сохранить жизнь, чтобы потом отомстить и вернуть все долги в полной мере.

Сотников же уже перешёл в своём сознании за грань, где кончается абсолютная власть материи и человеческого «Эго». Он находится на этапе духовного восхождения, вознесения над плотной реальностью. Создатели фильма акцентировали на этом особое внимание зрителя, чем и вызывали неудовольствие советских идеологических работников. Слишком явной была параллель между Сотниковым и Иисусом Христом: герой «Восхождения» шёл на свою Голгофу, подобно Иисусу, будучи отвлечённым от телесных страданий и с полным осознанием необходимости своей жертвенности. Он был ведом некой высшей силой и той задачей, которая была финальной в его земной жизненной программе.

Исполнитель роли Сотникова – Борис Плотников – реализовал эту задумку сценариста и режиссёра в полной мере, блестяще. Кстати. На роль Сотникова были и другие претенденты, выражавшие желание сыграть именно эту роль. Среди отвергнутых режиссёром оказались Николай Губенко и Андрей Мягков. На роль же Рыбака не был принят Владимир Высоцкий.

Заметим, что все мотивы духовно-нравственного восхождения – преимущественно в фильме, который является интерпретацией, а не копией повести Василя Быкова. В повести «Сотников» нет христианских мотивов, и её главный герой в последние минуты жизни озабочен следующим (цитируем):

«… Он не хотел погибать овцой. Но что делать, если при всей твоей самоотверженности ты лишён малейшей возможности? Что можно сделать за пять минут до конца, когда ты уже едва жив и не в состоянии даже громко выругаться, чтобы досадить этим бобикам?

Да, награды не будет, как не будет признательности, ибо нельзя надеяться на то, что не заслужено. И всё же согласиться с Рыбаком он не мог, это противоречило всей его человеческой сущности, его вере и его морали. И хотя и без того неширокий круг его возможностей становился всё уже и даже смерть ничем уже не могла расширить его, всё же одна возможность у него ещё оставалась. От неё уж он не отступится. Она, единственная, в самом деле, зависела только от него и никого больше, только он полновластно распоряжался ею, ибо только в его власти было уйти из этого мира по совести, со свойственным человеку достоинством. Это была его последняя милость, святая роскошь, которую как награду даровала ему жизнь».

Завершим наш обзор цитированием стихотворения поэта Юрия Поликарповича Кузнецова (1941–2003) «Он видел больше, чем его глаза…», написанного в 1971 году. В этих поэтических строках угадывается образ главного героя «Восхождения», хотя написаны они по другому поводу и, скорее, об Иисусе Христе:



Он видел больше, чем его глаза,
Он тронул глубже зримого покрова,
Он понял то, о чём сказать нельзя,
И, уходя, не проронил ни слова.


Хотя он не оставил ничего,
Молчание его подобно грому.
Все говорят и мыслят за него,
Но говорят и мыслят по-другому.



© А. Ф. Рогалев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий